Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Из истории Килии
Июнь 1940 – июнь 1941 за Дунаем
 
Подготовку к реваншу против СССР румынская военщина начала, едва ее отступившие с Бессарабии и Северной Буковины войска оказались за Прутом: перегруппировывались, пополнялись потрепанные, поредевшие, формировались новые части, соединения. На «восточный фронт» была переброшена из Добруджи 4-я армия, значительная часть сил из состава второй Трансильванской.
С установлением диктатуры Антонеску подготовка к походу на Восток – экономическая, военная, политическая – стала главной сферой государственной деятельности всех правительств Антонеску.
Это подтверждает сам диктатор, в том числе в своем пресловутом: «Приказываю перейти Прут!» 22 июня 1941 года. Все это – под демагогическими лозунгами: «освобождение бессарабских и буковинских братьев от большевистского рабства». Не отрицал он это и в ходе судебного процесса над ним и сообщниками в мае 1946 года. (Но оправдывал).
Готовясь к нападению на СССР Фашистская Германия с согласия Антонеску уже в сентябре сорокового года послала в Бухарест свою «миссию» во главе с генералом Хансоном. 12 октября в Румынию начался ввод германских линейных войск – 13-я моторизованная и 16-я танковая дивизия – 25 тысяч отборного личного состава Вермахта. Задача германских войск в Румынии – охрана столицы, важнейших стратегических пунктов в государстве, нефтепромыслов, нефтеперерабатывающих заводов, магистральных нефтепроводов, районов угледобычи, электростанций. Одна из важнейших задач – перевооружение и обучение румынских войск. К концу сорокового года в Румынии было дислоцировано уже 300 тысяч немецких войск, в начале сорок первого – 500 тысяч и тысяча самолетов (См. «Румыния в антигитлеровской войне». Бухарест 1966г. стр. 23 – на румынском языке).
В апреле 1941 года трехсоттысячная группировка этих войск плюс столько же были брошены против Югославии. К нападению на СССР в Румынии продолжала готовится – 11-я полевая армия Германии генерала Ритера-Ойгена фон Шоберта численностью более 200 тысяч – главная ударная сила группы армий «Антонеску» - румынского «восточного фронта».
После того как Болгария получила Южную Добруджу, а Венгрия – значительную часть Трансильвании, к власти в Румынии пришел Антонеску, Гитлер был готов гарантировать неприкосновенность границ Румыния. Одно из деликатных задач В.М. Молотова во время его визита в гитлеровский Рейх в ноябре 1940 года – прозондировать непосредственно у Гитлера этот вопрос. И еще один упирающийся в гарантии, данные Румынией Гитлером вопрос пытался прозондировать Молотов лично у германского фюрера в ходе этой встречи: «Как отнесется германское руководство к тому, чтобы СССР занял оставшуюся у Румынии Южную Буковину?» Ответ Гитлера был однозначным и резким: «Эти гарантии действительны по отношению к любому кто попытается атаковать Румынию». (См. Ф.Гальдер «Служебный дневник начальника генштаба» т. 2, стр. 244. Воениздат М. 1969г.)
Ранней весной сорок первого года Германия одну за другой захватывала балканские страны. В это время Советский Союз многозначительно намекнул, что когда-то Россия владела всеми тремя устьями Дуная. В ответ на этот намек, Гитлер еще раз в резкой форме напомнил о гарантиях Румынии. (См Уинстон Черчиль: «Вторая мировая война»).
Румынский кондуэктор спешит заслужить полное доверие германского фюрера, закрепить союз с Германией. Фюрер, завершая планирование войны против СССР и форсируя ее подготовку, спешит накрепко привязать Румынию и ее кондуэктора к своей преступной военной машине.
22 ноября сорокового года Ион Антонеску наносит свой первый государственный визит в Рейх и подписывает документ о вступлении Румынии в Тройственный пакт.
«Румыния готова с оружием в руках идти бок о бок с державами «Оси» для завоевания победы», - заявляет по этому поводу Антонеску Фюреру. На следующий день в ходе встречи с начальником генерального штаба Вермахта Фридрихом Кейтелем Антонеску подробно информирует егоо военных приготовлениях Румынии: о строительстве укреплений, стратегических железных дорог и шоссе, о расширении военно-морских баз и военных аэродромов. Войдя в раж, он договорился до того, что ему «хватит двух румынских механизированных дивизий, чтоб дойти до Киева». (См. «Документы судебного процесса над Антонеску». Бухарест. 1947г. Стр.176).
В ответ он получил от Кейтеля заверения в том, что Германия сделает все от нее зависящее, чтоб Румыния в своих действиях чувствовала себя уверенно, имея за спиной армию Рейха.
Потом была прощальная церемония с фюрером, в ходе которой Гитлер в свою очередь заверил своего нового союзника, что «Германия поддержит Румынию во всех отношениях – и в политической, и в экономической областях. С этого момента существование румынского государства будет гарантировано всеми германскими вооруженными силами». (См. там же).
С первого дня нахождения у власти Антонеску уже считал себя и свою страну практически в состоянии войны с СССР, по возвращении же из Германии он не проводил ни одного заседания своего правительства без того, чтоб на нем в первую очередь не обсуждались вопросы, связанные с подготовкой войны против восточного соседа. Отныне гитлеровская Германия получила в свое распоряжение недостающий для наступления на восток участок оперативного пространства от Болгарской границы до границ с «Генерал-губернаторством» (с Польшей). Таким образом, от Баренцева до Черного моря вооруженные силы Германии получили границу, сопредельную с Советским Союзом.

Уже в начале 1941 года мобилизационный резерв Румынии составлял два миллиона 300 тысяч рядовых и 12 тысяч офицеров запаса, которые прошли войсковую подготовку и численность подготовленных резервов увеличивалась с каждым месяцем. Из этнических немцев Румынии, по образцу войск «СС», «СА» создавалась стотысячная армия и многочисленный резерв из фольксдойчей входящих в «Гитлер-югенд». (Попеску – Пуцурь: «Румыния во Второй Мировой войне». Бухарест, 1964 год, стр.45).
К началу 1941 года в составе вооруженных сил Румынии имелось 750 боевых, 30 учебных и транспортных самолетов, сотни румынских летчиков обучались в летных школах Рейха и должны были получить новейшие немецкие боевые машины.
На начальном этапе войны Антонеску назначался командующим Восточного фронта Румынии (или группы армий «Антонеску» - южного фланга германской группы армий «Юг» фельдмаршала фон Рундштендта).
Нельзя сказать, чтобы генерал был бутафорским командующим этой группы армий, хотя последнее слово при принятии решений относительно действий было за немецким командованием. На последней перед нападением на СССР встрече, 12 июня сорок первого года, Гитлер предупредил: «Операциям необходимо единое руководство, - естественно, оно будет в наших руках. Мы должны избежать ошибок прошлых коалиционных воин». (Сб. док. «Нюренберский процесс» т.2, стр.588).
Антонеску еще раз подтвердил, что для войны против СССР готов передать в распоряжение Германии все материальные, военные и людские ресурсы, какими располагает Румыния. На это Гитлер ответил, что Германия в долгу не останется: Румыния вернет себе Бессарабию. Северную Буковину и сможет присоединить к себе территории до самого Днепра. (Там же, стр.689)
В процессе все более тесного сотрудничества генеральных штабов Рейха и королевства уточнялись вопросы взаимодействия вооруженных сил Румынии и Германии в предстоящей войне. В Бухаресте в районе аэропорта «Бэняса» был построен немецкими специалистами мощный подземный командный комплекс в румынской столице бывали высокопоставленные чины Вермахта в том числе главный автор плана «Барбаросса» Фридрих Паулюс, женатый на немецко-румынской княжне. В Берлине бывали румынские генералы. С рабочим визитом в Вену на встречу с Германов Герингом ездил сам Антонеску.
Согласно плану «Барбароса» и приказу командующего группы армии «Юг» генерал-фельдмаршала фон Рундштенда, на самом правом фланге этой группы (Дунай – нижний Прут) должны были начинать наступление на Украину войска 4-й румынской армии корпусного генерала Николае Чуперкэ. Левее неё – мощная ІІ-я полевая немецкая армия генерал-полковника Риттера-Ойгена фон Шоберта. Войска 3-й румынской армии корпусного генерала Петре Думитреску должны были вторгнуться в Украину в полосе Северной Буковины. Эти войска составляли левый фланг Румынского Восточного фронта. Генерал (с седьмого сентября - маршал) Антонеску уполномочил своим приказом от 20 июня 1941 года генерала Шоберта и его штаб написать все необходимые для совместных немецко-румынских действий приказы и директивы на начальный период войны. В группировке Антонеску к моменту нападения на СССР насчитывалось более 500000 войск. 64% из них румынские, а в полосе 4-й румынской армии более 90% личного состава были румыны.
В штабе генерала Шоберта были разработаны, а генерал-фельдмаршалом фронта (группировки «Антонеску»). 1) Если после первого удара по советским войскам, они начнут отступать, то действовать по варианту «Нахштос» - немедленно начинать преследование отступающих советских войск с целью воспрепятствовать их организованному отходу за Днестр.
2)В случае, если после первого удара немецко-румынских войск советские войска удержат оборону на линии Нижнего Дуная и Прута, планировалось осуществить операцию «Мюнхен» - фронтальный прорыв советской обороны силами ІІ-й немецкой полевой армии, приданных и поддерживающих ее третьей и четвертой румынской армий. В последующем наступать на северо-восток в направлении Кишинев – Могилев - Подольский на соединение с основными силами группы армии «Юг» наступающим на направлении главного удара этой группы армий. (Сб. док. «Военно-исторические материалы о Великой Отечественной войне» Воениздат. М.1960 г.)
В дополнение к двум немецким вариантам действий Антонеску издал свои приказы, которые уточняли порядок подчиненности корпусов и дивизий третьей и четвертой румынских армий – одиннадцатой немецкой полевой армии и ее корпусам. Румынским соединениям, за исключением действующих на нижнем Дунае, поручалось обеспечивать фланги наступающих немецких соединений. Во всех случаях день «Х» и час «Ч» для перехода в наступление, как немецкой, так и румынских армий назначался немецким командованием. Что касается полицейских операций, то даже на территории Румынии разрешения на их проведение немецкими частями у румынских властей не требовалось – такие операции немцы могли проводить полностью по своему усмотрению с использованием и румынских сил, в том числе и полевых войск.
Завершая подготовку к нападению на СССР, Антонеску ввел закон «О румынизации еврейской собственности», согласно которому все евреи на захваченной территории подлежали поголовному истреблению, как на месте захвата их, так и в специальных лагерях смерти, которые должны были быть созданы на территории Бессарабии, Северной Буковины и за Днестром в так называемой Транснистрии. Там же и еще в лагерях в зоне дунайских плавней «Брэил» и «Борча» полному истреблению подлежали рома (цыгане). Третьего мая 1941 года в Бухаресте организован «Национальный центр румынзации еврейской собственности». Еще раньше законом № 236 от 5 февраля 1941 года, вводилась смертная казнь для «врагов Великой Румынии и Бессарабии» и «всюду куда ступит нога румынского солдата». С началом похода на восток эти законы были дополнены новыми – еще более жестокими.
Это огромное, удобное для оперативно-стратегического развертывания пространство агрессор усилено, по единому плану готовит, как плацдарм для блицкрига против СССР.
В распоряжение Германии Румыния отдает все 250 километров черноморского побережья, с Констанцей, Сулиной и другими военно-морскими базами, весь Нижний Дунай как трамплин для броска на Украину, Кубань, Кавказ с их несметными запасами хлеба, нефти, разнообразного стратегического сырья. Румыния представляет и свои запасы хлеба, нефти, цветных и редких металлов в распоряжение одной лишь Германии. Задолго до начала войны территория Румынии используется для организации всех видов разведки против СССР.
В гитлеровском блоке румынская армия – вторая по численности после немецкой: Антонеску готов весь румынский народ превратить в «пушечное мясо» и бросить его в мясорубку войны против СССР. Антонеску самый верный союзник Германии, и в сорок третьем, и в сорок четвертом году Советский Союз предоставлял ему реальную возможность вывести свою многострадальную страну из войны против Объединенных наций (разумеется, не по мановению волшебной палочки, не без жертв это могло произойти), но Антонеску не воспользовался такой возможностью.
Он убедил себя и упрямо пытался убедить других, что не крайний антисоветизм, не безграничное властолюбие, исключительная жестокость, сравнимая лишь с гитлеровской, а только неукротимое желание спасти, возродить, Румынию движут им.
«Моя борьба во имя спасения этого народа», «Миссия, порученная мне самим провидением», - на разные лады, не уставал повторять в приказах, речах, инструкциях, в поучениях, до которых был очень охоч, третий маршал Румынии, точно также, как и его кумир, Гитлер.
В свою очередь Гитлер из всех союзников больше всего доверяет Антонеску. Ему единственному он доверяет тайну плана «Барбаросса» почти сразу же после того, как подписывает этот план 18 декабря 1940 года. (С Мусолини Гитлер решился поделиться этой тайной лишь в ночь на 21 июня 1941 года).
В январе 1941 года Антонеску вторично отправляется в Берлин на встречу с Гитлером. Во время этого визита фюрер и познакомил своего главного союзника с Директивой № 21 и с тем, что, согласно этой директиве, надлежит делать вооруженным силам Румынии.
В самом документе, известном как директива № 21, тем более в войне против СССР Румынии, ее вооруженным силам отводилась очень важная роль. С самого начала речь шла о двух румынских армиях, Румынском Черноморском флоте, Румынской Дунайской флотилии, о силах нескольких укрепленных районов и специальных частях, которые должны были участвовать в «Блицкриге» против СССР.
10 мая сорок первого года в «День нации» жители Бухареста стали свидетелями грандиозного военного парада – последнего перед войной смотра боевых сил королевства в столице.
Через месяц Кондукэтор отправился в Берлин доложить фюреру о готовности двинуться за Прут и скоординировать свои действия с немцами.
12 июня Гитлер и Антонеску подписали договор о совместном участии в войне против СССР, 13 июня Антонеску возвратился в Бухарест. На протяжении недели после этого во всех штабах румынской армии и в войсках проходила напряженная подготовка к нападению на СССР.
22 июня Антонеску со своим полевым штабом погрузился с бухарестского перрона в персональный поезд «Патрия» и отправился в войска Восточного румынского фронта. Близко к полуночи 22 июня этим войскам было передано: «Приказываю перейти Прут!»
Б.Райнов, директор историко-краеведческого музея
Автор благодарит редакцию «Дунайской зари» и читателей за внимание к моим публикациям. С историей Килии в годы великой Отечественой войны можно познакомится, прочитав книгу «Подвиг на Дунае» (1941-1945)
С уважением: Б.Райнов
Редакция выражает искреннюю признательность Борису Александровичу за огромный труд, позволивший познакомить наших читателей со славной историей родного края. Надеемся на дальнейшее тесное сотрудничество.